Современный мир глазами Чехова


Современный мир глазами Чехова

Касьянова Дарья Владимировна,

«Выбор», г. Запорожье


Как утверждал Воланд в произведении "Мастер и Маргарита", люди все те же, им не чужды пороки и слабости живших столетия назад. Они так же влюбляются, ошибаются, ненавидят… Наверное, в этом уникальность чеховских произведений - они остаются актуальными, проходя сквозь века. В наше время А. П. Чехову было бы не труднее найти сюжет для нового рассказа, чем 150 лет назад.

Разве, перечитывая эти остроумные и точные истории, мы не находим в них себя?.. Задумайтесь на миг, много ли "хамелеонов" среди ваших знакомых? А нет ли среди них "человека в футляре"? Например, основная идея рассказа "Хамелеон" - чинопочитание - является актуальной и сейчас, и, наверное, эта тема будет актуальна всегда - пока существует человек во всех его проявлениях. О полицейском (можно сказать депутатском) произволе и угодничестве перед власть имущими (приезд какого-либо высокопоставленного чиновника – и вот появляются надписи на государственном языке!) не писал (не пишет) только ленивый, но чтобы на примере “расследования” полицейским надзирателем причины укуса мастера собакой («Хамелеон»)… Снова словно бы анекдот. Но за ним открывается абсурдность “унылого мира”. Если бы был жив Чехов – вот и был бы у нас новый рассказ «Перекрасили», «Переписали» или «Хамелеоны».

Сатирическое изображение произвола и самодурства “значительных лиц”, равно как и раболепия мелких чиновников, к 1880-м годам сделалось уже набившим оскомину литературным штампом. Чехов “переворачивает” этот сюжет и облекает его в обманчивую обёртку анекдота: экзекутор Червяков всего-то чихнул в театре на лысину статского генерала Брызжалова (смешно); не Брызжалов, а напуганный Червяков, доведший “статского генерала” своими извинениями до белого каления, повинен в начальственном гневе. Но “анекдот” завершается трагедией — смертью человека, так и не осознавшего себя человеком (потому и назван рассказ — «Смерть чиновника»). Абсурд? Да нет… Величайшее из искусств - видеть особенное в простом, повседневном. Вспомните, к примеру, новеллы О. Генри или стихотворения Бернса… Это дано не каждому – «смотреть в лужу и видеть небо. А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?.." На мой взгляд, оглянись вокруг - и, вот они, нескончаемые истории и рассказы. А уж Чехов, вероятно, верно подметил бы вдвое больше сюжетов для своих произведений.

Нам кажется, что современный мир утратил ту романтику, присущую предыдущим столетиям, что все возможные и невозможные ситуации уже давно и метко описаны предшественниками, нам кажется, что люди стали черствее…Но пусть наше нежелание видеть краски настоящего не будет оправданием подобным рассуждениям! Вспомните Фауста, вспомните Печорина - не посещали ли их такие же мысли? Не бывает времен "плохих" и "хороших", дело в нашем отношении к этому.

Вторя своему кредо, и одновременно противореча ему, А.П. Чехов писал не только о тех, "в ком все прекрасно", а и о тех, благодаря кому это прекрасное становится заметнее.

С высоты сегодняшнего дня мы можем сказать, что Чехов – это провидение и предвидение, точность и глубина… Словом, это взгляд в будущее. Чехов широк, и мы его не исчерпали. Мы с ним сроднились, но не разгадали его – не допустил он в свою душу, ни в тайный ход своих мыслей. Очень сложно, когда говоришь своим языком о Чехове, а не пересказываешь его бессмертные произведения.
4968358966039560.html
4968526463114907.html
4968676142816334.html
4968721225342933.html
4969001734783411.html