Собственно, отражение кризиса семьи - Ответы на билеты по курсу Античной Литературы


^ Собственно, отражение кризиса семьи.

Эврипид обладал большой впечатлительностью и мучительно переживал события общественной и личностной жизни. Этим и объясняется, что в уста действующих лиц, он вкладывает целые речи на увлекающие его темы. Произведения Эврипида являются как бы энциклопедией того времени, они знакомят нас с общественными настроениями той эпохи. В мировоззрении Эврипида нередко проглядывают черты пессимизма и мировой скорби. «Реки священные вспять потекли; правда осталась, но та ли? Гордые выси коснулись земли ; имя богов попирали в пыли, мужи коварными стали», - говорит хор в «Медее». Противоречие между идеалом и действительностью нередко вызывает у поэта мечты о переустройстве этого мира, уничтожении лжи. И в этом страшном мире нарастает семейный кризис: утеряна мораль: муж считает возможным покинуть вернуть ему жену с двумя детьми, а самому устроить свою жизнь с царской дочкой, а жена, чтобы уничтожить мужа, убивает собственных детей. Эврипид показал себя мастером в изображении женской психологии, а также поставил вопрос о социальных условиях, в которых слагаются женские образы. Замечательна в этом отношении речь Медеи:

Да, меж тем, кто дышит и кто мыслит,

Нас, женщин, нет несчастней. За мужей

Мы платим недешево. А купишь,

Так он тебе хозяин, а не раб.

И первого второе больше.

А главное – берешь ведь наобум:

Порочен он иль честен, как узнаешь?

А между тем уйди – тебе позор,

И удалить супруга ты не смеешь.

Эврипид со всей остротой показывает ненормальность бытового положения греческой женщины. Выйдя замуж, женщина приходит в чужой дом, совершенно не заня своего мужа. Жизнь женщины ограничена целым рядом условностей. Положение мужчины в доме совсем иное, т.к. он проводит большую часть времени вне дома. Но родит ребенка, рассуждает Медея, более тяжело, чем сражаться на войне. Да и потом для создании семьи нужна хоть какая-то самоотверженность от супруга. Каким предстает перед нами Ясон? В его чертах нет ничего героического, титанического, он просто ничтожен сам по себе, он является типом карьериста эгоистичного. Его слабое место- дети. Но даже здесь он остается эгоистом, т.к. думает не о судьбе детей, а о продолжении рода. А Медея? Хор вспоминает лишь одну мать, посягнувшую на жизнь своего ребенка – Ино, да и то потому, что Гера наслала на нее безумие. Вот, пожалуй, и все. Краткий пересказ бесполезен, это не запомнить нереально)


36. Разоблачение Клеона и афинских демагогов в комедии Аристофана
"Всадники".

Биография Аристофана:

Для нас Аристофан остается единственным представителем древней «аттической» и родоначальником комической поэзии в мировой литературе. О жизни Аристофана мы знаем очень мало. Родился он в 445 году приблизительно. Он был клерухом – афинским колонистом на острове Эгине. Аристофан говорит, что начал писать очень молодым и первые произведения (427 – 425) ставил под именем актера Каллистрата. Аристофан выступал иногда в качестве актера. Время смерти можно отнести к примерно 385 году. Аристофан написал свыше 40 комеди, а до нас дошло только 11.


^ Подробный пересказ + ответ на вопрос (если разделить, то содержание покажется ересью какой-то)

Комедия «Всадники» получила название по хору афинских всадников, выступавшему в ней. Поставленная в 424 она была откликом на недавнюю победу афинян над спартанцами при Сфактерии в 425. Демагог Клеон, богатый владелец кожевенной мастерской, пиняв на себя командование афинским войском взял в плен на острове Сфактерии и привез в Афины 120 спартанцев, цвет спартанской аристократии. После этой победы Клеон приобрел в народе еще большую популярность и стал держать себя с крайней самоуверенностью. Между тем было ясно, что эта победа одержана благодаря тщательной подготовке и длительной блокаде острова стратегами, главным образом Демосфеном. Клеон, таким образом, присвоил себе славу, которую должен был разделить с другими. Не ясно ли, что такие зазнавшиеся выскочки затирают дельных преданных народу людей? Эту мысль и выразил Аристофан в своей комедии. Он представил в ней хозяйство старого, дряхлого брюзги Дема (дем – по-гречески «народ»), сына Пникса (название холма, на котором проходили заседания Народного собрания), большого охотника до бобов ( с помощью бобовых зерен иногда проводит голосование). Старик купил нового раба – наглого и бесстыдного Пафлагонца. (Аристофан так

называет Клеона умышленно; он связывает это имя с глаголом παφλαξειν

(кипеть, пылать), указывая этим на бурную, кипучую натуру Клеона). Рабы из Пафлагонии (область в северо-западной части Малой Азии) известны были своей наглостью. Этот хитрец, в котором сразу же можно было узнать Клеона, сумел вскоре втереться в доверие к хозяину и сделал невыносимым положение верных рабов Никия и Демосфена. Они уж и не знают, что делать. Хотят бежать, но потом они стащили из дома оракул ( что-то вроде карт гадальных). В оракуле сказано, что свергнет Пафлагонца Колбасник. Они встречают Колбасника и говорят ему пророчество: суждено ему спасти народ и им повелевать. Колбасник говорит, что ни черта не знает и безграмотен, а Никий ему в ответ:

Одно вот это, что "худого хуже" -

Тебе вредит. Искусство демагога

Не ищет уж теперь образованья

И для натуры честной не годно:

Ушло оно к бесстыдным и невеждам...

Не упусти ж пророчества даров.

Так они уговаривают Колбасника Агоракрита, а он еще больший наглец и невежда, чем Пафлагонец. И начинается спор Пафлагонца с Колбасником, хотя тэто не спор – это балаган. В общем, Колбасник и Пафлагонец начинают обвинять друг друга в воровстве, но бьют все равно Пафлагонца, т.к. он всех уже достал своей несусветной наглостью.

Пафлагонец:


Забью тебя в колодки.


Колбасник:


За трусость обвиню.

Пафлагонец:


Стяну с тебя всю кожу.


Колбасник:


А я, стянувши шкуру,

Мешок ворам сошью.

И так далее и тому подобное... хор одобряет полное бесстыдство Колбасника и говорит, что в принципе так и надо. За пояс заткнуть демагога можно только черными способами: перекрикивать, не давать сказать, чернить и т.д. Спорят, кто из них бесстыднее – оказывается Колбасник: он еще в детстве куски мяса воровал, уж от этого хор всадников приходит в полный восторг. Один другого обвиняет в заговоре. Пафлагонец уходит в Совет жаловаться, донести на Колбасника, а Колбасник там устраивает следующее: В то время как Совет уже купился на речь Пафлагонца о заговоре Всадников (афинских знатных юношей), но в то время вышиб дверь Колбасник и заорал, что за время войны сельдь еще никогда не была так дешева. Всем эта новость понравилась. Но Пафлагонец быстро пообещал заколоть в жертву богам много скота, а Колбасик еще больше, если сельд такой же дешевой останется. Тут все со своих мест повыскакивали и говорят только о сельди. Пафлагонец просит подождать посла о мире из Спарты, а ему все говорят: «К черту мир, если сельдь дешевая?!» Когда все побежали за сельдью, Колбасник всем раздал бесплатной приправы, короче, в Совете он выиграл. Потом они пошли к Демосу, чтобы понять, кого тот любит больше. Дем созвал совет на Пниксе и опять начался балаган: Колбасник беззастенчивой лестью и подхалимством добивается от Дема расположения: говорит, что Пафлагонец из казны гребет рукой; а Колбасник то подушечку Дему принесет, то башмачки, то плащ. Дем уже готов отдать всю власть Колбаснику, но тут опять Пафлагонец с Колбасником наперебой стараются обратить народ на свою сторону различным толкованием оракулов и угощением. Понятноне дело, Колбаснику всю власть и отдали. Дело заключается сказочным концом: Колбасник возвращает Дему молодость, и у того начинается счастливая жизнь, уже без прежних ошибок.


Ответ на вопрос:

Аритофан ненавидит войну, которая нарушает их мирное благополучие, и тех деятелей, которые затевают войну. Вину за бедствия войны Аристофан возлагает на демагогов, прежде всего на Клеона, самого выдающегося из них. Всадники же принадлежат к классу богатых людей. Однако они, как крупные землевладельцы, заинтересованы в мире и составляют оппозицию против демагогов. Но это не значит, что точка зрения поэта совпадала с мнением этих людей. Аристофан в самом смешном виде изобразил афинский народ как дряхлого, выжившего из ума старика Дема, которого держат в руках ловкие демагоги. Умышленно сгущая краски Аристофан изображает бесчестные методы, которыми пользуются демагоги в своих интересах. Клоен (Пафлагонец) действует доносами на честных людей, а его соперник Колбасник снискал расположение сообщением о том, что рыба подешевела. Верхом комизма является сообщение о том, что за это его наградила, как благодетеля народа, венком. Интересно замечание Колбасника, когда его зовут на собрание: «О, несчастный, я погиб! Ведь старик у себя дома бывает самый смышленый из людей; когда сидит на этой каменной скамье. Разевает рот, словно когда складывает смоквы. Этой инертностью и безмолвием народной массы и пользуются бесчисленные демагоги. Вся наука ораторская представляется сплошным шарлатанством, жульничеством и сводиться к искусству не платить долгов, воровать мясо и т.д. Аристофан представил Клеона как самого беззастенчивого обманщика, казнокрада, вымогателя, который втерся в доверие к народу, наводит страх на богатых, действует доносами, обвиняя честных граждан в заговорах против демократии или в сношениях с врагами. Но его плутни раскрываются: он оправдывается тем, что крал на благо народа. Но знаете почему Колбасник его переспорил? Колбасник получил образование на живодерне, учился красть, клятвопреступничать и смело смотреть в глаза.

Так Аристофан показывает, какие люди управляют афинским государством.


37. Отражение кризиса полисной морали в трагедии Еврипида "Ипполит".

Немного предыстории.

Царь Тесей (тот самый, что прибил минотавра и вышел из лабиринта с помощью нити Ариадны) увез Ариадну с острова Крит в Афины, где правил его отец Эгей. Но пришлось ему Ариадну оставить по дороге на острове Наксос, т.к. она была предназначена богу Дионису. Там она стала женой и жрицей бога. Встречая сына, Эгей увидал корабль с черными парусами (а сынуля пообещал поднять белый случай в случае победы, но позабыл). Думая, что Тесей погиб, Эгей сбрасывается со скалы в море, которое потом стало называться Эгейским. Царь Афин – Тесей. Так вот, потом он воюет с амазонками и находит себе новую жену царицу амазонок Антиопу. Но она погибает, защищая Афины от Амазонок. От нее у Тесея остается сын Ипполит, который растет без матери. А Тесей женился опять на сестре Ариадны – Федре.


Пересказ.

На сцене разъяренная Афродита: Ипполит считает ее последней из богинь, плюет на любовь, а ему, между прочим 20 лет! Ему бы только охотиться, он поклонник страстный Артемиды. Она решает его извести и ее оружие Федра. Державной волей Киприды Федра воспылала любовью к Ипполиту. В это время появляется Ипполит, а старик ему говорит, ч то с богиней быть таким надменным нельзя. Но эта дубина его не слушает. Старик произносит: «О владычица Киприда, ты дерзкие слова его забудь: «Нас не на то ль вы, боги, и мудрее». Но ни черта. Приходит хор 15 трезенских женщин и размышляют о том, что же произошло с Федрой, и о несчастной доле женщин говорят. Федра до этого никогда любви не знала (ее муженек Тесей, кстати, в отъезде) и она БЕЗУМНО влюбляется в Ипполита. Она просто умирает, ей то жарко, то холодно, то нечем дышать, то вскакивает, то падает без сил, не сет, не пьет. Это очень чистый образ, хотя в первом варианте она обладала более сильным характером, она сама предлагала себя Ипполиту, НО во втором варианте о Федра чиста , она понимает всю преступность своей страсти. Она даже думает о самоубийстве. «Киприда, ты не бог, ты больше бога. Кто бы ты ни была, но Федру ты и дом сгубила!» Кормилица, старуха уже, все видит и пытается угодить царице, хочет организовать их встречу: «Любить тебе велела Афродита, Ты будь смелее и любви отдайся». Федра чувствует, что это для нее погибель, ее пугает огласка, но соглашается. Кормилица идет к Ипполиту. (Помните в семействе Курагиных в «Войне и мире» был тупейший Ипполит? Ну вот этот такой же). Начинает кричать на весь дом, что это жуткий позор, не заботиться не о репутации своего отца, ни о жизни Федры, даже своей пустой головой не понимает, что чернит свое доброе имя, которым так дорожит. Он РАЗРАЖАЕТСЯ ГНЕВ МОНОЛОГОМ ПРОТИВ ВСЕХ ЖЕНЩИН: «Так будьте все вы прокляты!» Все знают тайну ее и Федра решила повеситься. Но она делает из-за боязни суда Тесея, общественного порицания, а не потому, что ей руководит нравственный закон, который руководствовал царем Эдипом). Однако перед смертью Афродита внушает девушке отвратительную мысль: она оставляет письмо, где пишет, что Ипполит ее обесчестить хотел. Тут Тесей возвращается, а ему все навстречу: умерла Федра, а он как так? «Горе мне... На что ж и лавры эти на голове?» Читает письмо и ах. Взывает к Посейдону (тот ему как-то сказал: «Если надо, ты обращайся, не стесняйся») и просит стереть юношу с лица земли. Посейдон то знает, что Ипполит тупой, но вообще-то не виноват, но Посейдону все равно, одним смертным больше, одним меньше. Ипполит приходит во дворец, а отец его изгоняет. Ипполит не может своей невиновности доказать. Из моря выходит чудище и пугает лошадей Ипполита, и колесница разбивается. Приносят смертельно раненного Ипполита к Тесею. И только тут появляется Артемида и говорит Тесею, что к чему. Тесей хочет умереть. Ипполит ему прощает перед смертью. А Артемида говорит, что у богов не принято вмешиваться в дела смертных. Безнравственны были не только люди, но и боги. Вот так.

^ Отражение кризиса полисной морали:

Эврипид показывает совершенно безрадостную картину мира: даже боги ничуть не лучше, а иногда и хуже людей: Афродита губит Ипполита и Федру из чувства елкой злобы, Посейдон и Артемида даже не хотят рассказать о всем происходящем Тесею – им плевать. Что уж говорить о людях, если боги такими стали. Иногда взгляд Эврипида на жизнь осень грустен: встречаются даже рассуждения, что лучше вообще было бы вовсе не рождаться на свет или что жизнь есть смерть. Упадок морали полный... только посмотрите что твориться! Федра не знает нравственного закона, она хоть и чистая душа, но все равно готова идти на это преступление ( она ведь мачеха Ипполита!). А почему все это происходит? Ответ Эврипид вкладывает в уста Федры: «Соблазнов много в нашей жизни есть, беседы долгие, безделье – сладкий яд». А кормилица эта? Чем не безнравственный человек? Она невежественная, научившаяся от уличных мудрецов находить оправдание всякой подлости, своей решительностью обезоружила Федру. Вот так. Ипполит тоже со своими философскими исканиями, своим индивидуализмом и заносчивостью погубил и себя, и Федру, и отца своего, хотя он и не собирался ничего отцу рассказывать, т.к. клятву дал и ее сдержал, надо отдать ему должное.

Противоречие между идеалом и действительностью нередко вызывает у поэта мечты о том, чтобы уйти куда-то в лучшее место, мечты о переустройстве всего мира, об уничтожении лжи и неправды....


Маша Б
38. Отражение кризиса полисного коллективизма в трагедии Евприпида
"Ифигения в Авлиде". Аристотель об образе Ифигении.

Из примечаний в книге. «Ифигения в Авлиде» была поставлена на сцене вместе с «Вакханками» в 405 г. до н. э. после смерти драматурга его сыном, тоже Е., и получила 1ую награду. Сюжет трагедии основан на известном мифе о жертвоприношении Агамемноном своей дочери Ифигении. Е, внес некот-ые измен-я. Ввел роль Ахилла и усилил роль Клитемнестры. Самое важное, что Эсхил и Софокл представляли жертвоприн-е как насильств. акт, а Е. изобразил И. добровольно идущей на смерть. Текст дошел в очень испорченном виде.

^ Подробный пересказ. На самом деле в халяве, кот-ую прислала нам Оля, все весьма хорошо описано. А это ОЧЕНЬ подробный пересказ.

  1. Из шатра выходит Агамемнон, в руках у него запечатанная табличка с письмом. А. зовет своего старого раба. Смотрят, как Сириус катится по небу. Вокруг – тишина. А. завидует старику, его безмятежному счастью. Раб: «Но где счастье царь, как не у вас».А. жалуется, что оно недолго. Раб удивляется, неужто царь вздумал, что рожден на бессменное счастье, и говорит, что видел, как А. всю ночь «светильник жег и доску писаньем покрывал», просит поведать тайну письма. А. рассказывает о том, из-за чего началась Троянская война, о пророчестве Калхаса, что А. должен заколоть свою дочь, т.е. принести её в жертву, тогда будет счастливое плаванье. А. рассказывает, что брат Менелай склонил его на «злое дерзновенье» и что послано письмо жене, чтоб привезла дочь, ибо сам Ахилл «ей руку предлагает» и отказывается от похода, пока царевна во Фтии не разделит с ним ложе. И вот А. посылает старика в Аргос с письмом, где написано, чтоб «чадо Леды», Клитемнестра забыла то, что прочла раньше. Ахилл вообще не в курсе, что ему «для брачных объятий обрекали на ложе деву». После того, как царь и раб расходятся, входит хор, состоящий из 15 халкидских женщин. Я так поняла, что поют они опять же о зачине Троянской войны.

  2. На сцену стремительно входит Менелай, за ним старый раб, он силится отнять у М. письмо Аг-на. Завязывается борьба, раб завет Аг-на. Тот приходит и вопрошает, в чем дело. М. сует ему под нос письмо и спрашивает, узнает ли А. эти начертанья. А. возмущается, с каких это пор М. скрывает чужие письма. М. отв., что тайна Аг-на известна и что веры к Аг-ну не стало: «Да» -- вчера и «нет» -- сегодня, а назавтра все сначала». Они пикируются, и Менелай, выждав, просит Аг-на: вспомнить, как он изменился, став царем («непреступен и невидим стал наш вождь»). Вспоминает, что А. молил Менелая придумать, что делать, и возрадовался, когда узнал, что Артемиду можно задобрить жертвой дочери. Давит на жалость к Элладе (за что ж ей обида такая?). А. отвечает, что он браниться не намерен, что он не виноват, что брат не сумел удержать Елены, что он всего лишь решил исправить промах. М. говорит, что найдет себе других друзей. Пока они препираются, входит вестник и объявляет, что, что И. с К. и сыном Орестом прибыли, но устали и пошли прохладиться у источника. Вестник уходит, а Аг. в горе начинает представлять картину казни И.М. жалеет брата, и раскаивается, говорит, что вычеркнет из памяти слова Калхаса. Но А. говорит, что уже не в силах отвести нож от И., потому что пророк или Одиссей расскажут ахейцам. Аг. идет «отправить дочь к Аиду», а Менелая просит не дать Клит-ре разведать тайны.

  3. ^ Стасим первый. (Стасим – песня хора). «Благо тому, кто из чаши чар Капля за каплей умеет пить дар Афродиты…», «Блажены те, кому доблесть соткала наряд; Жены, коль чистым ложе хранят…». Восклицают, зачем Парис снарядил корабли за Еленой. И вот на сцене появляется колесница, на ней Кл-ра со спящим Орестом на руках и И. Хор помогает Клитемнестре и И. спуститься. Входит А. со свитой. И., к-ая всегда была нежнее остальных детей к отцу, спешит прижаться к нему грудью, говорит, как хорошо, что отец за ней послал. Но А. печален, по просьбе И. пытается улыбаться. И. ничего пока не понимает и уходит в шатер отдохнуть. А. плачет, объясняя Кл-ре, что хоть и ждет И. блаженство, печаль отцу терзает сердце, когда он выдает из дому дочь. А. пытается уговорить жену, чтоб она отправлялась в Аргос к остальным дочерям. Но К. не слушает: «Кто ж ей засветит факел?.. Пускай ты царь, я – мать, и я – хозяйка». А. сетует, что жену надо выбирать верную и добрую, чтоб дома сидела. Уходит.

  4. ^ Стасим второй. Описывается, как «Трои стены усеяв, с ужасом люди там в дальнее море взоры вперят», что едут уж к Трое, хотят в Спарту Елену вернуть. К шатру подходит Ахилл, велит стражу доложить Аг-ну, что хочет с ним говорить. Пока ждет, жалуется, что дружины ропщут, что нет им работы, а если так, то пусть ведут их домой, на дремлющих Атридов нечего любоваться. Из шатра выходит разодетая Кл-ра. А. в шоке: «Как среди щитов ты, слабая, проникла в этот лагерь?» Кл. представляется, Ах. хочет уйти, ибо беседа с женщиной ему зазорна (ути-пути), но Кл. протягивает ему руку в залог счастливой свадьбы. Ах. свою десницу отдергивает, дабы не оскорбить царя, касаясь рукой его супруги. Кл. восклицает, что он не чужой, а жених её дочери. Ах., естественно, не понимает, о чем речь. Кл. думает, что он еще стыдится новых друзей, но Ах. говорит, что не сватал царевну, и Атрид в жены её не предлагал. Ах. приходит к выводу, что они оба обмануты. Кл. в позоре закрывает лицо руками. Оба хотят уйти, но раздается голос старого раба, кот-ый предан Кл-ре, а не царю (он – её приданое). Раб рассказывает, что Аг. задумал уб-во дочери. Выясняется, что брак – только предлог, чтоб вызвать Кл. и И., рассказывает и про 2ое письмо, про Менелая. Ахилл в гневе: «Недешево заплатит царь за эту шутку». Кл. взывает к Ахиллу о помощи. Ах.: «Пока Атриды нас вели ко благу, первый я был за них… Но злому – я не раб». Обещает отдать все Кл-ре и «дочь твоя зарезана у кораблей не будет». Он также возмущен, что царь играет его именем, как вещью. Сначала решают уговорить царя силой слов, а уж если не получится, тогда Ах. придет на помощь.

  5. ^ Стасим третий. Здесь, я так понимаю, поется о том, как славят любовь, свадьбу Пелея с богиней Фетидою. И. сравнивают с ланью, которая еще вчера была вольной. Из шатра выходит Кл-ра. Она уже все рассказала И., та – рыдает. Походит Аг-н, он врет, говорит, что готова жертва, чтобы открыть венчальный пир. Кл. зовет дочь. Аг. удивляется, что дочь плачет (вот козел). Кл. в лоб спрашивает: «Ты – нашу дочь – убить – не собирался?». Аг-н отнекивается (Как ты дерзнула…). Но потом стонет, и по этому стону Кл-ре становится все ясно. Кл. вспоминает, как насильем взял её в жены Аг., убив Тантала, 1ого мужа, и продал дитя, как братья Кл-ры победили Аг-на, и что один Тиндар был ему защитой, что Кл-ра стала верной женой, родила трех дочерей и сына, а теперь из-за какой-то Елены должна одной из них сегодня лишиться: «А ты скажи, подумал ли, когда в поход уйдешь надолго ты, чтО будет, ЧтО будет с сердцем матери ребенка, которого зарежешь ты, Атрид?.. Как эта мать осуждена глядеть на ложе мертвой…дни за днями плакать и припоминать…о дитя, отец тебя убил, никто другой!» Можно сказать, что Кл. угрожает Аг-ну (Не зарождай виною злодеянья). И. сравнивает себя со слабой веткой и просит не губить её безвременно: «Глядеть на свет так сладко, а спускаться в подземный мир так страшно – пощади!» Вспоминает дорогие сердцу моменты, связанные с отцом и говорит, что ни в чем не виновата. Аг. твердо отвечает жене, что дерзать страшно, но исход решен. Ифигении отвечает, что «славных стен Приама нам не взять», коли «тебя в живых оставлю, -- поняла?» Говорит, что в Аргосе убьют и Аг-на, и сестер, и саму И., если не принести жертвы. «Эллада мне велит тебя убить». Аг. уходит, И.: «Увы мне, увы!», восклицает, что не красу венчали во время спора трех богинь, а её смерть. Слышит, что кто-то приближается, и хочет спрятаться, стыдится Ахилла. Входит Ахилл с вооруженным отрядом и объявляет, что толпа кричит: «Зарежьте деву». Защиты нет, т. к. Ах. сам еле от них ушел. Ах. и Кл-ра разговаривают, Ах. говорит, что сейчас придет Одиссей по своей воле и силой утащит И. Ах. советует Кл-ре как можно крепче ухватиться за дочь. И. прерывает их: «Я умру – не надо спорить, -- но пускай, по крайней мере будет славной смерть царевны, без веревок и без жалоб. На меня теперь Эллада…жадно смотрит…Умирая, я спасу вас, жены Греции, в награду, вы мня блаженной славой, жены гордые, почтите». И. говорит, что не пристало ей «одной, за жизнь цепляясь», мешать мириадам мужей: «Я готова… Это тело – дар отчизне». Ах. восхищается Ифигенией. И. наказывает матери не облачаться в траур, говорит, что умирает счастливая и за Элладу, просит простить отца. Затем следует сцена трагической пляски Ифигении и хора. И. славит богиню. Хор: «Глядите: смело на смерть идет», описывает приготовления к жертве. Обещает И-ии, что имя её не будет забыто. Взывает к Артемиде, чтобы, насытившись кровью, она дала Атридам победу. И. уходит. Приходит вестник и говорит, что об И. благие вести. И. подходит к плачащему отцу и просит отвести её к богине, желает ахейцам победы: «Я сердцем не ягненок». После удара все подняли головы, но девушки уж не было: близ алтаря лежала, содрагаясь огромная лань. Иподул благодатный ветер.Кл-ра сомневается в правдивости вестника. Но вот входит Аг-н говорит, что «блаженством одарила нас Ифигения», и объявляет, что «Мы в поход сейчас же отплываем». Отправляет жену с сыном домой. Корифей желает много добычи фригийской и славы. Хор молча покидает орхестру под звуки флейты и ударных инструментов, отбивающих анапесты.



5004166332820401.html
5004226544103282.html
5004353772711622.html
5004424850562323.html
5004516072060509.html